51f3af1a

Фирсов Владимир - Зелёный Глаз



Владимир ФИРСОВ
ЗЕЛЕНЫЙ ГЛАЗ
- Заверните, - сказал гражданин в пыжиковой шапке, подавая продавцу
чек.
Над самым ухом у него кто-то вздохнул. Гражданин сердито обернулся.
Через плечо ему заглядывал высокий вислоусый старик в очках, стараясь
рассмотреть покупку.
- Простите, пожалуйста, - нерешительно сказал старик. - Вы не смогли
бы уступить эту книгу мне? Понимаете, она мне очень нужна. - В робком
взгляде старика чувствовалась какая-то тревога.
- Мне она тоже нужна, - с достоинством ответил гражданин в пыжиковой
шапке. - Я пишу диссертацию об Аристотеле!
Он отодвинул плечом вислоусого и прошествовал к выходу. Но старик не
отставал.
- Я вас очень прошу, - бормотал он в спину идущему. - Это для меня
вопрос чести... вопрос жизни и смерти... Моя тетушка давно мечтала об
аристотелевой "Поэтике". Она сейчас умирает... Последний подарок... Я
очень прошу.
Гражданин обернулся и внимательно посмотрел на преследователя. Конеч-
но, умирающая любительница Аристотеля была придумана только сейчас. Но в
глазах старика светилась какая-то странная тоска, заставившая поверить,
что эта книга действительно нужна ему, что это для него вопрос жизни и
смерти.
Гражданин в пыжиковой шапке смягчился.
- Ладно, берите, - сказал он. - С вас шесть сорок.
Старик засуетился.
- Век благодарен буду, - бормотал он, выуживая из кармана монеты и
смятые рубли. - Спасли меня...
Во всех карманах старика нашлось только четыре рубля девяносто семь
копеек. Он с отчаянием посмотрел на обладателя драгоценной книги.
- Возьмите часы, - вдруг сказал он. - Тетушка умирает. Не могу без
книги.
Гражданин в пыжиковой шапке растрогался.
- Ладно, берите так. Отдадите как-нибудь. Я здесь часто бываю.
- Никогда не забуду, - пробормотал старик, хватая книгу. - Все верну
полностью. Свиридов моя фамилия. Николай Степанович. По гроб жизни обя-
зан...
Крепко прижав книгу, старик выскочил из дверей букинистического мага-
зина на февральский мороз. Денег на троллейбус у него не осталось, и он
две остановки шел пешком.
Дома Свиридов долго с восхищением рассматривал дорогой переплет с зо-
лотым тиснением, грея руки на батарее, центрального отопления. Потом со
вздохом перелистал книгу и разодрал ее на две части. Прикинул на глаз
толщину половинок и разодрал каждую еще раз.
На душе у него было радостно. Более того, он был почти счастлив.
На следующее утро - это было воскресенье - Свиридов вышел из дома ра-
но. С трудом вытаскивая ноги из выпавшего за ночь снега, он пересек двор
и шагнул через порог скрипучей калитки в старых железных воротах. У
ларька "Союзпечати" толпились люди, но газет, увы, уже не было. Ему дос-
талась только "Пионерская правда", и это его явно не устраивало. Он по-
шел к другому ларьку, но газет не было и там.
Вконец расстроившись, старик повернул к дому. Выпрашивать газеты у
соседей ему не хотелось.
На чисто выметенной дорожке стояла дворничиха Настя с метлой напере-
вес.
- Доброе утро, Николай Степанович, - сказала она. - Никак, напрасно
прогулялись?
Старик только махнул рукой.
- Одна "Пионерская правда" и осталась. Как запустят что, нигде газет
не достать. Прямо хоть с вечера становись у ларька.
- Мою возьмите, - сказала добрая Настя. - Я потом в витрине почитаю.
- Она протянула ему вчетверо сложенную "Советскую Россию".
Старик сдержанно поблагодарил. Затем он развернул изрядно смятую в
почтовом ящике газету, вздел на нос очки и нараспев прочитал:
- "Советская автоматическая лаборатория пересекает Море Спокойствия.
Д



Назад