51f3af1a

Фирсов Владимир - Уже Тридцать Минут На Луне



В. ФИРСОВ
УЖЕ ТРИДЦАТЬ МИНУТ НА ЛУНЕ...
Научно-фантастичесний рассназ
1
Солнце только что заглядывавшее в иллюминатор, вдруг сдвинулось и
уплыло в сторону, а на его месте засверкали ослепительные точки звезд,
напоминавшие головки серебряных булавок в черном бархате. Где-то под спиной
приглушенно взревел двигатель. Андрей почувствовал, как его тело, уже
привыкшее к невесомости, стало все сильнее прижиматься к креслу.
Он невольно сжался. Все-таки это была первая в его жизни посадка. Он
вспомнил о своих спутниках и подумал, что они тоже волнуются. От этой мысли
ему стало немного легче. Говорят, это никогда не проходит - волнение перед
посадкой.
Где-то внизу под ними находилась База - основной лунный космодром,
расположенный на окраине Центрального залива. Со скоростью двух километров
в секунду - нет, пожалуй, уже меньше - лунолет "Рубин" падал на нее,
постепенно замедляя свое падение ударами двигателя.
К удивлению Андрея, перегрузки были не такими уж большими. Тем не
менее он вздохнул с облегчением, когда ракета, наконец, мягко качнулась на
амортизаторах и замерла. Тотчас же смолк глухой шум двигателя, непрерывно
нараставший последние минуты. В каюте стало тихо.
Дверь рубки управления раздвинулась, и веселый капитан Юмашев помахал
пассажирам рукой.
- Приехали!
Андрей выбрался из кресла-амортизатора и посмотрел в иллюминатор. Так
вот какая она, Луна!
Юмашев снова просунул рогатый шлем в низкую дверь.
- Сейчас начинаем выгрузку, Николай Петрович, - обратился он к
Кравцову, - помогите штурману вынести аппаратуру. А за грузовиком придется
послать новичка... по праву первооткрывателя.
В каюте раздался дружный смех. Андрей действительно впервые был на
Луне в отличие от остальных. Правда, Кравцов провел на Луне всего неделю -
третья лунная вернулась преждевременно, так как один из геологов сломал
ногу, - однако он считал себя на Луне чуть ли не старожилом.
Андрей повернулся к капитану спиной. Тот ловко приладил ему
кислородные баллоны, закрыл шлем. Голоса сразу исчезли - скафандр почти не
пропускал звуков. Андрей нажал кнопку на поясном пульте.
- Как воздух? - услышал он голос капитана.
- Нормально.
- Связь?
- Нормально.
- Батареи?
- Нормально.
- Тогда счастливо. Программы роботов на Базе - это вы знаете.
Пригоните "камбалу" прямо к грузовому люку.
Андрей вошел в шлюз. Ему было немного обидно. "Как-то просто все у них
получается, - думал он. - Ведь это же Луна, царица мечтаний. А тут -
пригони грузовик... Этак вернешься домой, скажешь, что был на Луне, а тебе
возразят: Луна что - ты бы в Кимры съездил с нами, вот это интересно".
- Андрей Владимирович! - раздался над ухом голос Юмашева. - Как
давление?
- Нормально, - по инструкции ответил Андрей.
- Тогда выпускаю.
Наружная дверь уползла в сторону. Вниз скользнула серебристая лесенка
и легла на грунт.
Ракета стояла точно в центре кратера, служившего Базе космодромом.
Кратер был невелик - всего метров триста в диаметре. На его гребне
торчали лопоухие антенны системы автоматической посадки и высокая мачта
пятисоткилометровой радиорелейной линии, соединявшей Базу со Станцией, где
постоянно жили исследователи. Прямо впереди равномерно мигал маячок на
круглом герметическом куполе Базы.
С трудом задрав голову, Андрей посмотрел наверх. Над его головой висел
неправдоподобно огромный зеленоватый серп "Земля!" - подумал он с восторгом
и нежностью.
Он степенно спустился по трапу, преодолев желание спрыгнуть (всякие
прыжки были строго-настрого за



Назад