51f3af1a

Фирсов Владимир - Твои Руки, Как Ветер



Владимир ФИРСОВ
Твои руки, как ветер...
Три вещи есть в мире, не понятные для меня, и
четвертую я не постигаю: путь орла в небе, змеи на
скале, корабля среди моря и путь мужчины к сердцу
женщины.
А. КУПРИН. Суламифь
- Света, я люблю тебя...
Ее рука предостерегающе поднимается, а серые ласковые глаза,
чуть-чуть грустные, с легкой укоризной смотрят на меня сквозь стекла
модных прямоугольных очков. Мне сразу становится нестерпимо горько, но я
не опускаю глаз, потому что эти секунды - мои, а бег их скоротечен.
- Не надо об этом...
Светящаяся призма входа пропускает девушку внутрь, стеклянные грани
умножают ее, и я вижу, как две, три, четыре Светланы неслышными призра-
ками улетают от меня, гаснут в дальнем полумраке. Теперь надо отойти
чуть дальше, под ветви дерева, и ждать, пока темный пунктир окон не
прервется вспыхнувшим квадратом, по которому - если постоять подольше -
может промелькнуть неясная тень.
Сейчас мои чувства обострены и каждый нерв настроен и выверен. Я -
словно сверхсущество, всемогущее, всеведущее. Мои глаза, как рентгеновс-
кие аппараты, позволяют мне видеть сквозь стены, мои уши улавливают даже
сонный щебет пичужки, устроившейся переночевать на вершине телевизионной
иглы, которая зажглась вечерними огнями, моя кожа продолжает ощущать
тепло Светланиных рук сквозь толщу железобетонных стен. Я вижу, как она
убегает по коридору, как расступаются перед ней двери, слышу стук ее
каблучков по кафелю мастерской. Я завидую сейчас плиткам кафеля и двер-
ной ручке, к которой вот-вот прикоснутся ее пальцы, и листам ватмана,
послушно шуршащим перед нею. А особенно я завидую камням, о которых -
только о них! - она сейчас думает.
В окружении каменных огней Светлана напоминает мне холодную Снежную
Королеву и бажовскую Хозяйку Медной горы. Я знаю, что это впечатление
несправедливо, но глубокая обида порождает во мне тайное ожесточение, и
мне приятно думать так. Ведь Светлана не любит меня, и эта чудовищная
несправедливость кажется особенно обидной, потому что в моих силах изме-
нить все одним движением пальца. Но сделать это движение я не могу.
А Светлана колдует в своем волшебном царстве. Овальные диски каменных
огней послушно лежат перед ней в пахнущих смолой ящиках, дожидаясь свое-
го часа. Я вижу, как Светлана слегка хмурится по привычке, пока рука ее
неуверенно замирает над ящиком. Ее взгляд скользит по разграфленной сте-
не, по контурам только намечающегося решения, и вихрь, бушующий в милли-
ардах клеток ее мозга, быть может, уже синтезируется в тот единственный
образ, которому суждено будет застыть в каменном узоре.
Я знаю, что впереди ее ждут недели труда, что законченность решения
еще не раз встанет на пути фантазии, что будут огорчения, разочарования,
может быть, тайные слезы - все это в порядке вещей, через это надо прой-
ти, если в душе действительно есть искра таланта, Но это нелегко, и в
моих силах облегчить этот путь.
Зыбкое чудо творчества тоже подвластно законам - пятилетние экспери-
менты в лабораториях нашего института дали ключи ко многим тайнам неве-
домого. Мы исследовали алгеброй гармонию, и приблизить Прекрасное теперь
в моей власти. Я могу помочь Светлане в ее поисках. Истина, древняя как
мир: если человек любит, он способен сотворить чудо.
Лежат в ящиках камни. Даже не камни - стекляшки. Будем откровенны -
поэзии в них не больше, чем в бочках с известью, приготовленной для по-
белки. Но разложенные в определенном порядке, они заставят замереть
сердце. Хаос



Назад