51f3af1a

Фирсов Владимир - Только Один Час



Владимир Фирсов
Только один час
Он стоял на высоком берегу, крутой откос которого сбегал к самой воде.
Дальше, за серебряной дугой реки, поднимались гигантские здания, а выше, на
густеющей синеве неба, светилось ослепительной белизны облако, край которого
был тронут багряным отсветом заката. Самое странное заключалось в том, что за
всем этим прекрасным миром, который лежал сейчас перец ним, не было ничего. Он
возник ниоткуда, как бы выхваченный из неизвестности внезапной вспышкой света.
Человек медленно огляделся. Что-то до боли знакомое почудилось ему в
плавном изгибе берега. Он попытался вспомнить, но память, до этого верно
служившая ему, отказывалась повиноваться. На мгновение это обеспокоило его.
Однако нереальность всего происходящего была настолько сильна, что он тотчас
же забыл о своем беспокойстве, поглощенный зрелищем необычного мира.
Взволнованный, он поднес ладони к лицу и с удивлением увидел на своих
руках плотные перчатки из неизвестного ему материала. Тогда он осмотрел себя
всего. Странная одежда - легкий костюм какого-то удивительного покроя, удобная
обувь, отдаленно напоминавшая ботинки...
Над вершинами деревьев рассыпался серебристый смех. Человек поднял голову.
Изящными стрекозами над ним мелькнули две легкие фигурки на прозрачных
крыльях. Взявшись за руки, они парили в вышине. Потом стремительно скользнули
вниз, к воде. Счастливый смех еще, звучал несколько секунд, потом стих.
Он снова посмотрел вдаль и понял: точки в синеве, похожие на стаи птиц,
были людьми - такими же, как и эти двое.
Большой красновато-желтый лист с зубчатыми краями бесшумно отделился от
ветки и мягко лег на траву. Он поднял его и вдруг ощутил, что знакомый колер
вызывает в нем безотчетную тревогу. Золотые осины, алеющие клены, пылающие
рябины напомнили ему, что наступила осень. От этого в душе шевельнулся страх,
и причина его лежала где-то там, за черным провалом памяти. Сейчас не могло
быть осени!
Он стоял, и слушал, а солнце исчезало за горизонтом. В наступающих
сумерках глаза различили далекий рубиновый огонек, вознесенный к пылающему
облаку заостренной иглой древней башни.
Справа, где излучина реки уже подернулась сиреневым туманом, из-под воды
один за другим появлялись разноцветные шары. Поднимаясь высоко над крышами,
они лопались с мелодичным звоном. Шаров становилось все больше, их звуки
слились в тревожную мелодию.
От небольшой группы людей, стоявших шагах в двадцати, отделился высокий
седой мужчина. -Услышав шаги за спиной, человек на обрыве обернулся.
- Здравствуйте, Ганс, - сказал подошедший и протянул ему руку.
Ганс неуверенно улыбнулся, прислушиваясь к красивому голосу незнакомца.
Беспокойство росло.
- Кто вы? - спросил он и замолчал, пытаясь погасить растущую внутри
тревогу.
Разноцветные шары слились в одно пылающее солнце, и теперь в небе горели
сразу два светила - одно закатное, багряное, другое - все время меняющее свой
цвет. От этого по листьям, по траве, по лицам пробегали синие, зеленые,
фиолетовые, золотые отблески, и одинокое облако с алым краем тоже становилось
синим, зеленым, фиолетовым, золотым. По-прежнему горел вдали рубиновый огонек,
но теперь Ганс различил, что он имеет форму звездочки, а рядом горит другая,
третья, четвертая... Он понял, где находится, и с удивлением взглянул в лицо
стоящего рядом с ним человека, взглянул в глаза, грустные, ласковые и
тревожные. Увидел в них себя, разноцветное поющее солнце, стоэтажные невесомые
здания, рубиновые звезды Кремля.
П а



Назад