51f3af1a

Философов Д В - Речь, Произнесенная 7 Мая 1927 Года На Вечере Памяти М П Арцыбашева



Д.В.Философов
Речь, произнесенная 7 мая 1927 года на вечере памяти М.П.Арцыбашева
Арцыбашев был прежде всего художником.
Этого не надо забывать при оценке его работы за последние, героические,
годы его жизни.
Как-то, прошлой зимой, в редакцию (варшавской газеты "За свободу", в
которой работал Арцыбашев. - Т. П.) пришел какой-то деловой человек с
какими-то фантастическими предложениями.
После его ухода Арцыбашев сказал: "Меня поразило, как он снимал галоши?
Я сразу почувствовал, что это человек ненадежный".
Мы с этим человеком спорили в порядке логики и фактов, Арцыбашев сделал
ему оценку наблюдательным глазом художника. Оценка оказалась одинаковой с
оценкой людей логики и фактов, но методы, основы ее совершенно иные.
А потому Арцыбашеву было не по себе среди политиков. Слишком по-разному
подходили к теме Арцыбашев и политики.
Спорят монархисты с республиканцами, мелкие буржуи с социалистами. Один
просит слова "к порядку дня", другой предлагает поправку к проекту
резолюции, а Арцыбашев страдает.
Все это ему кажется нелепым и уродливым. Он тоскует по главному, - по
единому на потребу, и ему кажется, что политики об этом, самом главном,
забывают, превращают политику в самоцель. -
Повседневная политика всегда нехудожественна, и только на вершинах
своих, и то бессознательно, достигает своеобразной красоты.
Там, где проявляет себя гений.
Великий художник Стендаль понимал красоту политики Наполеона, великий
художник Пушкин понимал, как никто, политику Петра Великого.
При крепком политическом и бытовом укладе художник обыкновенно отходит
от реальной политики. Пребывает или в одиночестве, или в оппозиции.
В художнике всегда есть тяготение к индивидуализму, к некоторому
духовному аристократизму, к некоторому анархизму. Политику он предоставляет
профессионалам. Его гражданственность, его связь с коллективом остро
проявляется лишь в годины бедствий и катастроф.
И тогда подлинный художник становится пророком, вождем.
Тогда его художественная интуиция становится громадной ценностью
общественного порядка. Он видит в темноте, видит в то время, когда
профессиональные политики зачастую слепнут.
Примеров политического ясновидения пророков, слепоты присяжных
политиков в годины катастроф история знает много.
Теперь-то мы понимаем, что еврейский пророк Исайя был мудрым политиком.
Он вовремя учел всю силу Ассура, в то время как профессиональные "политики"
той эпохи этого недоглядели.
Но не только библейские пророки обладали даром политического видения.
Современные художники-ясновидцы в пиджаках, как Достоевский и
Мережковский, или в русской косоворотке, как Арцыбашев, - видели многое,
чего не видели глаза настоящих, общепризнанных политиков.
Прочтите книгу Мережковского "Грядущий хам" 1904 года, прочтите его
предисловие к французской "Царь и революция" (1908 г.), и вы увидите, - что
он оказался подлинным пророком.
Присяжные политики перелистали эти книги Мережковского между двумя
запросами в парламенте или заседаниями фракций, улыбнулись и отложили их в
сторону.
Но прав оказался Мережковский, а не они. Теперь они, вместе с
Мережковским, находятся в изгнании.
Обращаясь к Арцыбашеву, приведу один, недавний, пример его ясновидения.
Многие из здесь присутствующих читали помещенный в нашей газете ("За
свободу". - Т. П.) посмертный отрывок его "Ленин и Горький".
Этот отрывок производит прямо потрясающее впечатление.
"Подрядчик" Ленин и "приказчик" Горький!
Многие думали, что когда Арцыбашев начал беспощадную



Назад