51f3af1a

Фильчаков Владимир - Сходка



Владимир Фильчаков
Сходка.
Сказка для мальчиков и
девочек преклонного возраста.
Глухая поляна в глухом лесу, вдали от жилья, вдали от дорог. Легкий
ветерок шумит в кронах вековых деревьев. Солнце светит во-всю, но на поляне
сумрачно. В самом центре поляны вдруг пожухла и склонилась трава круглым
пятном и в середине пятна проклюнулся росток. Извиваясь как червяк на ско-
вородке, росток вытянулся, вырос в деревце, поднялся выше, обзавелся лис-
тьями, ствол его утолщился и стало видно, что это растет дуб. Дуб рос не по
дням, не по часам и даже не по минутам. Пока вы читаете эти строки, дуб
растолстел в три обхвата, постарел, корни его замшели и потрескались, он
потерял листву и засох. Среди свисающей лоскутьями коры прорезалось дупло,
три сучка над ним превратились в глаза и нос, дуб шмыгнул носом, чихнул,
огляделся и сказал, вернее - проскрипел:
- Ну вот... Опять я первый. Вот так всегда. И где они ходють? Вот
спешишь, спешишь, торопишься, стал быть, приходишь, запыхавшись, сердце из
груди выскакиваеть, а их нет как нет. Ну куды это годиться? Щас вот никто
не появится, вот уйду вот и все! Пущай на себя пеняють, вот!
Внезапно послышалось журчание ручья. На полянке появилась струйка
воды, собралась в лужицу, лужица выросла у корней дуба, вздыбилась куполом,
поднялась грибом. Дуб заметил гриб, перестал ворчать. А гриб превратился в
толстяка с добродушной круглой физиономией, толстяк посмотрел на дуб, под-
мигнул.
- А, это ты, Водянюк, - радостно сказал дуб, - а я тут уже полчаса
торчу как пень, никого нету.
- Здорово, Лешак, здорово, - отозвался Водянюк, булькая как в боч-
ке. - Как живешь-можешь?
- А, все так же. Корни болят, и зубов уже не осталося, да короеды
замучили, спасу нет... А ты-то как, жидкий?
- Теку по-маленьку, старик, теку. Тоже болячки, годы уже не те...
Совсем не те...
- Да... - протянул Лешак сочувственно. - Эт точно, годы не те...
Они вздохнули, помолчали, обдумывая сказанное. Послышался шум. Во-
дянюк прислушался, а Лешак ничего не услышал, продолжая вздыхать и бормо-
тать что-то себе под нос.
- Тихо ты, - сказал Водянюк, подняв водяной палец. - Идет кто-то.
Действительно, кто-то пробирался сквозь чащу, бормоча что-то про
погоду, больные кости и проклятую ступу.
- Ягуся, - радостно сказал Лешак и дупло его растянулось в улыбке.
- Это она ворчит, радость наша.
На поляну вышла согбенная старуха, одетая в ярко-красный сарафан и
резиновые сапоги. Совершенно седые волосы ее были перехвачены желтой лентой
в "конский хвост". Старуха подслеповато огляделась, сверкнув единственным
торчащим зубом и прошамкала:
- Ааа, водяной с лешим уже здеся. Здорово, мужички.
- Здорово, Ягуся, - проскрипел помолодевшим голосом леший. -
Чтой-то опаздывашь?
- Да ступа, чтоб ей неладно было! Заглохла и ни в какую. Двадцать
верст пешком пришлось топать. А я вам что, девочка?
- Карбюратор надо посмотреть, - со знанием дела сказал водяной. - В
прошлый раз карбюратор барахлил.
- Карбюратор, карбюратор, - ворчливо отозвалась Ягуся. - Кабы я
знала хде энтот карбюратор стоит, я бы на него посмотрела, на окаянного.
Снова послышался шум и все повернули головы. Над кустами показался
невероятно худой старик в тусклых доспехах, потом стало видно, что он вер-
хом на еще более худой и древней кляче, назвать которую лошадью можно было
только обладая богатейшим воображением. Сбоку у старика болтался огромный
меч в кожаных ножнах. Старик подъехал, спешился, кряхтя так, словно у него
заржавели все кости, выте



Назад