51f3af1a

Фильчаков Владимир - Причина Жизни



ПРИЧИНА ЖИЗНИ
Владимир ФИЛЬЧАКОВ
Анонс
Виртуальная реальность...
Реальность, в которой КАЖДЫЙ может стать тем, кем захочет, и делать все, что захочется!
Но... кто сказал, что виртуальная реальность рождается только В КОМПЬЮТЕРЕ?!
Три повести Владимира Фильчакова - это приключения в ТРЕХ РАЗНЫХ ВИРТУАЛЬНЫХ РЕАЛЬНОСТЯХ, и компьютерная из них - только ОДНА!
А... какие же остальные?..
Театральный Мальмстрем
Кони встали на дыбы. Рвущие губы удила, натянутые поводья, косящие замученные глаза... Кони сделаны с большой любовью, они как живые.

Всадники выглядят гораздо хуже - это солдат и матрос времен гражданской войны, у них перекошенные ненавистью грубые лица, они что-то орут и изо всех сил рвут поводья. Знамя, за которое они держатся, должно быть красным, но оно зеленовато-бурое, такое же, как кони и люди.

Зачем было так любовно выделывать коней, если вблизи их никто не видит - они установлены на крыше нашего театра, и только с верхних этажей противоположного здания можно разглядеть их полностью. Однажды я случайно оказался на крыше и увидел коней вблизи.

После этого они снились мне каждую ночь в течение месяца, да и теперь частенько снятся. Если у всадников пустые глазницы, отчего их лица кажутся зловещими и ужасными, а классовая ненависть просто брызжет с лиц, то у коней прекрасно сделанные глаза, влажные, черные, настоящие.

Кажется, кто-то заколдовал коней, выкрасил их в грязно-зеленый цвет, усадил им на спины ненавистных всадников и подставил их всем ветрам, дождям и снегам на крышу. И вот уже пятьдесят пять лет кони несут солдата и матроса над городом, - солдат и матрос кричат "ура" и цепко держат кровавое знамя, и некому расколдовать несчастных коней, потому что колдун давно умер, а заклинание забылось.
Лешка говорит, что за ту зарплату, которую нам платят в театре, мы должны приходить туда раз в неделю, чтобы отметиться, но мы приходим каждый день, исправно, с методичностью заведенных кем-то механизмов, приходим, репетируем, ставим спектакли, расходимся по домам и снова приходим. На спектаклях полупустые залы.

Глухая провинция. Кому здесь нужны Чехов и Островский? А Шекспир? "Шекспир? Кто это?" Недавно слышал такое.

Нет, вру, не слышал. Но скоро услышу, мне кажется. Нужно что-то новое, авангардное, без декораций и костюмов, с переносом действия в зал, с раздеванием главной героини - пусть потрясет грудью перед восхищенной публикой, побольше эротики и цинизма, - вот тогда и потянутся к нам люди!

Но наш художественный руководитель Арсений Николаевич не допустит этого. Только через его труп! Кстати, где бы взять его труп?

Шутка такая. Да, я бы тоже такое не допустил. Не люблю. Но жить-то надо! Жить-то хочется!

Причем не просто жить, а жить хорошо. Как говорит тот же Лешка: "Хорошо жить не запретишь. Но не дают".
Однако подвижки все же происходят, особенно когда худрук в отъезде. Вот сейчас он в отпуске за два года, поэтому можно развернуться и без его трупа. И. о. худрука Павел Сергеевич три дня назад принес какую-то пьесу, говорит, нашего автора, местного.

Знаем мы этих местных авторов. Таланта - ноль, апломба - вагон.
Пьеса отпечатана на машинке - это в век компьютеров-то! Автор - некто Дмитрий Бельский. Кто он такой, никто не знает, Павел Сергеевич сказал про него что-то невразумительное.

Да и какое это имеет значение?
Новая пьеса - это событие. Настолько важное, что никто, конечно же, не бросился ее читать, хотя списки раздали всем желающим. Инна Андреевна...

О, Инна Андреевна! Инна Андреевна сказала, что прочтет сразу ж



Назад