51f3af1a

Фильчаков Владимир - Курс Практической Магии



Владимир Фильчаков
Курс практической магии
Прозвенел звонок и мы стали ждать. Урмас заметно волновался. Он мелко
тряс коленкой и поедал глазами дверь. Джонни с напускным равнодушием уста-
вился в окно - все мы давно уже привыкли, что за окном творится черт знает
что. В данный момент болотного цвета тираннозавр задумчиво и скорбно жевал
"жигуленка" директора школы. Но то, что происходило за окном, нас мало тро-
гало. А трогало нас начало первого в нашей жизни урока магии. Лидочка стре-
ляла глазами. Глаза у нее красивые, серо-голубые, а когда она ими стреляет,
они становятся еще красивее. Лидочка это знала и беззастенчиво этим пользо-
валась. Непонятно только, почему она пользовалась этим именно сейчас, когда
ее почти никто не видел, даже Коля, предмет ее обожания. Этот предмет сов-
местно с Урмасом поедал глазами входную дверь. Лично я смотрел то на колен-
ку Урмаса, пытаясь подсчитать амплитуду и частоту ее колебаний, то на Ли-
дочку, то на дверь. Дверь, между прочим, так и не открылась. Просто воздух
перед нею сгустился в невысокого худого мужчину лет этак пятидесяти, в чер-
ной, до пола, мантии, в черной же академической шапочке, из-под которой вы-
бивались непокорные соломенные кудри, и в черных, опять-таки, лакированных
туфлях. Мужчина вид имел весьма свирепый, смотрел на нас орлиным взором. Мы
восхищенно вздохнули, пораженные его волшебным появлением.
- Здравствуйте, дети, - сказал мужчина, яростно сверкая глазами.
Мы послушно встали. Лидочка прыснула. Мужчина принялся сверлить ее
взглядом. Колька ткнул меня локтем в бок и прошептал: "Во наглый, а?" Дейс-
твительно, если Лидочку с некоторой натяжкой еще можно было отнести к де-
тям, то Урмас с его сорока пятью ну никоим образом к ним не относился. Муж-
чина перевел взгляд на Кольку и принялся сверлить. Колька скорчил одну из
своих уморительных гримас и пробубнил:
- Здравствуйте, господин учитель, - при этом он попытался сделать реве-
ранс и смахнул со стола мою тетрадь. Учитель покивал с таким видом, будто
он знал, что встретит в классе именно таких оболтусов и мановением длани
разрешил сесть.
- Я не оговорился, - начал он скрипучим голосом. - Вы для меня дети.
Вот тебе, - он подскочил к Урмасу, - сколько лет? Можешь не отвечать, я и
сам знаю. - Урмас захлопнул открытый было рот. - А вот спроси меня, сколько
мне лет? Ну спроси, спроси! Можешь не спрашивать, я и сам скажу. - Урмас
опять захлопнул рот. - Мне пятьсот пять лет. - Он оглядел нас с подозри-
тельностью шпиона, проверяя, верим мы или нет. - Вот так-то, дети. Что та-
кое? - вопросил он, заметив поднятую Колькину руку. - Вопросы? Ну давайте,
давайте.
- Я просто хотел сказать, - Колька шмыгнул носом, изображая смущение, -
я просто хотел сказать, что для своего возраста вы прекрасно сохранились,
господин учитель. Позвольте узнать, в каком холодильнике вас держали?
Лидочка снова прыснула.
- Таак, - протянул учитель, перекраивая свое лицо в зловещую физионо-
мию. - Весьма остроумный молодой человек. Весьма. Садитесь, молодой чело-
век. Жаль. Очень жаль. А как вы думаете, чего мне жаль? Мне жаль, что вре-
мена нынче не те. Да. Не те... Лет эдак четыреста назад я замуровал бы вас
в каменном мешке... Или сварил в кипящем масле... - Он зажмурился, предс-
тавляя, как он варил бы молодого человека Кольку в кипящем масле. - Или...
Превратил бы вас в крысу. Или... В паука... Словом, мне очень, очень жаль.
Но не огорчайтесь - без наказания вы не останетесь, молодой человек. Чтобы,
так с



Назад