51f3af1a

Филатов Никита - Свидетель, Который Любил Кровь



НИКИТА ФИЛАТОВ
СВИДЕТЕЛЬ, КОТОРЫЙ ЛЮБИЛ КРОВЬ
(Посредственная вариация на избитую тему)
Когда я говорю, что история об убийстве в герметически закрытой
комнате читается интересней, чем что бы то ни было ещё в детективной
литературе, я всего лишь выражаю свое субъективное мнение.
Джон Диксон Карр.
Из сборника "Как сделать детектив".
Город придавила беспросветная жара. Тошнотворный запах расплавленного
асфальта, человеческого пота, гниющих на окраинах отбросов... В
застоявшемся воздухе - клубящиеся тучи остервенелых комаров.
Подойдя к добротной, обитой коричневой кожей двери, Инспектор достал
из кармана платок, наспех промакнул лоб и шею. Чуть подтянул неприлично
ослабленный узел галстука - этого всемирного проклятия государственных
служащих. Полчаса в передвижной духовке - дежурной машине комиссариата,
затем - три пролета лестницы... По совести говоря, уже за одно это стоило
выписать премиальные.
Почувствовав внезапный укол. Инспектор резко вскинул руку. Получилось
очень звонки и удачно - на ладони в багровом обрамлении чернело то, что ещё
мгновение назад было великолепным экземпляром матерой комарихи.
- Боюсь, это будет единственный успех за сегодня, - мрачно пробормотал
Инспектор и дернул за медную ручку антикварного дверного молотка...
В полутемном холле, кроме Инспектора и Сержанта, почтительно замершего
рядом с монументальной, в полстены, вешалкой, находилась бесцветная барышня
лет тридцати пяти. Медленно поводя головой, Инспектор по устоявшейся
привычке фиксировал обстановку. Левая стена: диван не из дешевых, дверь...
Напротив входа - также дверь, наполовину застекленная, что, очевидно,
позволяет экономить на электричестве: даже сейчас, ближе к вечеру,
проникающего через неё света достаточно, чтобы не включать висящую под
потолком люстру. Справа - третья дверь и уже упоминавшаяся вешалка. Сзади,
естественно, вход.
Сержант деликатно кашлянул: уже в течение нескольких минут тишина
нарушалась только натужным сопением Инспектора, скрипом половиц под его
массивными ногами и бодрым гудением комаров - завсегдатаев квартиры,
обрадованных обилием вкусной и здоровой пищи.
- Докладывай. - Инспектор ободряюще двинул массивной челюстью в
сторону Сержанта.
- Квартира принадлежит профессору Бухману и используется им для
разного рода... неофициальных встреч, здесь же живет и его секретарша... -
Сержант внезапно хлопнул себя по щеке.
- К вашим услугам, Инспектор.
- ... вот дверь её комнаты.
- Да, вот эта. Справа от входа. - Секретарь обращалась непосредственно
к лицу, облеченному властными полномочиями, минуя промежуточные звенья.
Чувствовалась хорошая выучка. - Сегодня мы с профессором закончили работу
несколько раньше обычного. В четырнадцать тридцать. Дело в том, что к
пятнадцати часам к профессору должны были прийти...
- Цель визита?
- Видите ли...
- Милейшая!
- Дело было сугубо конфиденциальное. Двое молодых людей... Вы можете
этого и не знать, но профессор учредил свою именную стипендию - весьма
престижную и очень, очень крупную. Достаточно сказать, что тот, кто её
получит - полностью освобожден от забот о хлебе насущном, обречен на славу,
блестящую научную карьеру... ну и так далее.
- Я что-то читал об этом. Кажется, премия присуждается раз в пять лет?
- Да. Разумеется, получение Бухмановской стипендии - мечта сотен
молодых ученых, но, как правило, уже за год известно, кто окажется
очередным счастливчиком. На этот же раз ситуация сложилась так, что до
церемонии осталось меньше месяца



Назад