51f3af1a

Филатов Никита & Петров Дмитрий - Огненный Лис



Никита Филатов
Дмитрий Петров
ОГНЕННЫЙ ЛИС
Роман
ЭПИГРАФ ДЛЯ ВСЕГО РОМАНА:
"Никто не может найти след птицы в небе, змеи на камне и
мужчины в женщине."
Хазарская мудрость
ТЕКСТ КУРСИВОМ ПЕРЕД ПРОЛОГОМ:
В тот холодный ноябрьский день хоронили каменщика - по фамилии,
кажется, Лагно. При жизни упомянутый Лагно не доводился мне ни
родственником, ни другом, а посему ни я, ни случайный мой приятель Виктор
Рогов на траурную церемонию приглашены не были.
Я посетил городское кладбище, чтобы по старой семейной традиции
поклониться могилам давно усопших родичей, а Виктор... Собственно, это вряд
ли имеет какое-либо значение.
Наверное - тоже проведать кого-нибудь из своих...
Не знаю.
Столкнувшись на узенькой тропке между рядами крестов и оградок, мы с
Роговым, наверное, так бы и разошлись каждый своим путем. Но как раз в этот
момент шагах в двадцати от нас неожиданно и мощно рванули воздух траурные
звуки оркестра.
Мы замерли, дабы своей неподвижностью почтить память, какой бы она ни
была, совершенно незнакомого, да и, в общем-то, совсем безразличного нам
покойника.
- Ненавижу... Ненавижу эту мелодию.
- Почему? - До сих пор не понимаю, что заставило меня задать вопрос.
И не то, чтобы внешность Виктора как-то особенно располагала к
случайным знакомствам - скорее, наоборот. Молодой, черноволосый, широкий в
плечах: то ли украинец, то ли вообще... нерусский.
Но вопрос был задан, и собеседник посчитал необходимым пояснить:
- Плакать под неё хорошо. А вот уходить в последний путь - тоска
гнусная!
- Да, наверное, - кивнул я, даже не представляя, что ещё можно
ответить.
- Такое впечатление, будто действительно хоронят... - мотнул головой
мужчина в сторону оркестра.
Честно говоря, я сразу и не сообразил, о чем речь. Да и потом многое
из услышанного от Виктора осталось за пределами моего понимания, но сначала
беседа наша напоминала обычный разговор попутчиков, коротающих время в купе
скорого поезда.
Некоторое время ушло на взаимное представление и обмен дежурными
репликами типа "Скверная погода... Завтра обещали лучше".
Однако, вскоре уже говорил почти исключительно Рогов. Я же просто
слушал, почувствовав, что моему случайному знакомому мучительно, до
физической боли необходимо выговориться - не важно, перед кем и как.
И даже не выговориться, а выплеснуть наружу все, что накипело в душе
за долгие годы вынужденного молчания.
Умение слушать - великий дар. Я никогда не обладал им в достаточной
мере, поэтому, повторяю, многое из рассказанного Роговым невосполнимо
утрачено.
Однако, увы, даже то, что осталось в памяти - всего лишь отблеск
чужого знания и опыта. Ясно только, что в тот день мне была предоставлена
поистине бесценная возможность узнать многое из жизни одного - о жизни
всех.
... Темнело, когда подавая на прощание руку, Виктор с грустной улыбкой
подвел черту:
- Друг мой, настоящий ад для людей - на земле! Мы рождаемся в нем,
любим его, живем, умираем и вновь рождаемся... Те, кому суждено умереть
навсегда - счастливчики.
- Почему?
- Для них встречи с дьяволом уже не будет.
ПРОЛОГ
Была суббота, восемнадцатое августа 1982 года.
В Ленинграде - затяжной дождь.
Из давно отслуживших свой срок водосточных труб старой части города
стремительными, пенными потоками гулко летела на тротуары подкрашенная
ржавчиной вода.
Зябкий, порывистый ветер трепал намокшую листву, театральные афиши и
частные обьявления. А ещё он гонял по мутным лужам окурки, горелые спички и
смятые фантики от конфет, заглядывая



Назад