51f3af1a

Филановский Г - Дочь Атланта



Григорий ФИЛАНОВСКИЙ
ДОЧЬ АТЛАНТА
Чем дальше я от начала своей жизни, тем чаще вспоминаю слова учителя
Сергея Ивановича: "...Если бы выполнялось чудом любое предсмертное желание, я
попросил бы газету 2064 года. Не сомневайтесь - понял бы все. Ибо именно тогда
мало будет отметить: "На Юпитер отправился космический корабль" или "Тамара
Гелашидзе заняла первое место на конкурсе пианистов". Да! Каким-то образом я
на минуту переживу и подготовку к пуску, и взлет, как мальчишка возле
настоящих футбольных ворот переживает гол. Доподлинно я услышу волшебницу
Тамару, ее игру, как слышал пламенный зов Чапая, волнующий грудной голос Анны
Карениной, Блоковскую печаль... Не знаю, что придет на помощь слову... да так
ли беспомощно слово? Нынче, мне кажется, многое из грядущего просматривается.
Понятно: человек должен чувствовать мир, весь, иначе он - одинокий муравей.
Донести до человека мир, словно любовь или музыку,- кто это сможет? Но сможет!
И пачка старых газет останется в мире Великой Книгой Века. И каждый из вас,
завтрашних журналистов вправе возгордиться: Я - автор, один из авторов Книги
Века...".
Так наставлял нас учитель; трудно теперь сказать, насколько он сам верил в
свою фантазию и насколько исподволь напутствовал нас в дорогу очарованных и
разочарованных странников - журналистов.
Далеко-далеко от вас, а может, совсем рядом, читатель, существует островок
Соленый, о котором, как вы заподозрили, пойдет речь. Догадайтесь-ка, почему
исстари его так зовут и вообще постарайтесь представить. Небольшой островок.
Только пусть он вам не видится таким уж крохотным. Вот следствие привычки
путешествовать больше по карте. Островок-то, в самом деле, невелик, но в
каждом рыбачьем домике - жизнь: свой уют, любимые уголки, тайники, песни,
горести. Да вспомните хотя бы из древней Эллады своеобразие каждого Эгейского
островка.... А здесь - песчаная, полная ракушек коса, по которой с недовольным
видом прогуливается важная цапля. Подрагивают не приколе рыбачьи лодки. На
узких тропинках в кустарнике берегись гадюки! Терпкий дух полыни, всегда
трепетный красный флажок над правлением рыболовецкого совхоза, сверкающие
струйки воды, выползающие в самый зной из-под скрытого хранилища льда,
бесконечные блестки чешуи, звонкие переливы жаворонка...
Я, признаться, до недавнего времени знал об этом острове столько же,
сколько вы пять минут назад. Как-то в командировке от редакции прогуливался в
порту и мимоходом обратил внимание на паренька, напоказ грызущего огромное
золотистое яблоко. Собственно, оно-то, в основном, меня и заинтриговало.
"Попробуй, ты! - протянул он мне такое же. - Не привозное, здешнее". Знаете,
принято, когда сильно сомневаешься в словах собеседника, пристально глядеть на
него. Напрасно, по-моему: именно у лжеца не мелькнет ни тени смущения.
"Слушай, друг, - подмигнул я пареньку, - а местных бананов у тебя случайно
нет?" "Пока нет. А ты, невера, махнул бы на Соленый: сообщение регулярное,
каждый четверг катерок ходит туда - назад. Что ты подумал - целый остров в
садах? Держи карман! Еще только у дяди Алеши растут. Но - ничего. Бувай!".
А почему бы и нет? Четверг - послезавтра, утром поеду, вечером - назад,
была не была. Захватил в подарок садовнику с десяток свежих журналов. Дорогой
почти продумал заметку, как говорится, априори, заранее. Недальний путь -
берег почти не скрывался с глаз, мимо изредка шествовали высоко груженные
баржи. У островного причала я спросил неторопливого рыбака: "Как мне добрат



Назад