51f3af1a

Филановский Г - Чистильщик



Григорий Филановский
Чистильщик
Виктор Караев прервал мою работу на самом интересном месте. Так всегда
кажется, когда приглашают на менее интересное. Мы оба это отлично знали, ибо в
юности совместно увлекались психологией; но пути наши разошлись.
- Прилетай, тут у меня один юный Герострат...
Придется слетать. Пустой, как обычно, зал всемирного судилища. Диалога
скорей всего не будет никакого: подсудимый вял, а судья, будучи в высшей
степени объективен, совмещает в одном лице обвинителя, защитника и,
разумеется, судью. Заранее скучновато...
- Сколько вам лет, Жуянов?
- Шестнадцать. Семнадцать неполных.
- Понимаешь хоть, что натворил?
- Ничего не понимаю. Никому ничего я плохого не сделал. Никто даже и не
заметил, только Буля с Нонкой, потому что я с ними пошел на пари...
- Плохо ты знаешь людей, Жуянов. Мир откликнулся на твой неслыханный
поступок, и это привело тебя на позорную скамью.
- Ну уж, "мир откликнулся"... Делать им, что ли, нечего?
- Сомневаетесь? Вот вам" - судья вновь перешел на вы; - свидетельства:
отклики и подписи. Пожалуйста:
"Поражен случившимся. Не спал всю ночь", - сообщает лесник из Сибири..
"Остановилась картина". Подпись - Машина (ударение на первом слоге),
художник.
"Прошу назвать автора сюрприза", - просит астроном Парсек. "Сюрприз",
должно быть, в ироническом плане... Это все из разных концов Земли, незнакомые
люди. А вот и межпланетчики забеспокоились - соответственно марсограмма! Всех
интересует, в чем дело? А дело, оказывается, в том, что юный бездельник -
вероятно, это так - Жуянов задумал позабавиться, подобно Аттиле или
пресловутому римскому легионеру, убившему Архимеда.
- Чего вы?.. Я никого не убивал, не трогал и больше не буду, а вы меня
пустите домой...
Караев еле сдерживался, и мне было по-дружески жаль его - сейчас и вообще.
Он был, да и остался, очень неплохим психологом и социологом. Но мы все
частенько подтрунивали над его необычайной душевной деликатностью, когда он
причинял кому-либо неумышленную, вынужденную обиду. И возможно, в силу
особенности характера, Караева мучительно заинтересовала природа человеческой
преступности. Он нашел ключ к этому в прошлом в несовершенстве социальных
систем минувших времен, когда неравные возможности, уродливое развитие той или
иной личности приводили к попыткам любой ценой компенсировать
неудовлетворенность своим положением в мире. Забыться опьянением, вырвать долю
положенного каждому счастья, отомстить за обиды судьбы любой ценой: насилием,
подлостью, убийством. Оценив достоинства исследований ученого, автора
назначили главным судьей планеты. Главным и единственным. И то, каждый
подсудимый был как находка, да и преступления - все больше мелкие хулиганства,
даже скорее озорство. Жизнь ежечасно убеждала Караева в том, что с юности был
прав, но это обернулось его личной трагедией. Он уже потратил чуть ли не
полжизни на дело далеко не первой важности и в глубине души, возможно,
завидовал многим стоящим на переднем крае эпохи. И единственно, что остается в
таких случаях людям, - хоть для себя выпятить, превознести свою неотъемлемую
захолустную работу...
- До чего эти юнцы пораспускались! - ворчал Караев. - Недавно группа
подобных молодчиков вставила водородный фитиль в Южный полюс. Резко потеплело
в той зоне, изменилось направление ветров, и что же? На Чили пошли ураганы -
еле успели их перехватить и завернуть... Жуянова интересует, вероятно, какое
наказание понесли виновные? Тоже ведь думали, что так себе, шуто



Назад