51f3af1a

Филановский Г - Часы Жизни



Г. ФИЛАНОВСКИЙ
ЧАСЫ ЖИЗНИ
В эту хмурую осеннюю ночь, казалось, и влюбленные торопились по домам,
словно простуженный ветер вымораживал их влюбленность. Все реже и быстрее
мелькали тени. Кроме двух. Одна - почти неподвижная, пригвожденная к фонарному
столбу. Другая не спеша сближалась с первой, не шарахаясь, как другие тени,
наоборот, притормаживая шаг...
- Вам нужны часы, - скорей утвердительно, чем вопросительно произнес
неподвижный.
- Да, нужны. Угадали. Мои утеряны, как говорится, при сомнительных
обстоятельствах.
- Могу предложить кое-что задешево...
Если бы этот разговор нечаянно подслушал подросток, начитавшийся
детективных повестей, он бы смекнул, что самое время позвонить майору Пронину.
Между тем, эти двое вовсе не были знакомы, и не собирались знакомиться, а
просто внутренние обстоятельства располагали к общению. Столь живо
столковывались друг с другом Фауст и Мефистофель, Ромео и Джульетта, Остап
Бендер и Киса Воробьянинов, Нина, которую вы не знаете, и Борис, об отношении
которого к Нине вы догадываетесь, и, наконец, два свободных художника,
заглянувшие в магазин "Вина". Рыбак рыбака видит издалека, особенно тогда,
когда рыба не шибко клюет и есть о чем поговорить...
- Сколько за часики?
- Червончик.
Две тени под фонарем сблизились за полминутки, затем одна чуть живее, чем
раньше прошла и скрылась во мраке, а другая дрогнула и сгинула в одно
мгновение.
Александр Блинов на ходу повертел, подзавел свежую покупку, удовлетворенно
подумал, что в половине второго жена уже должна крепко спать, и потихоньку
пробрался в дом. Утром заверещал будильник, жена очевидно, ушла на работу,
прихватив Сережку - отвести дорогой в садик. У Блинова болела голова, надо
было в темпе собираться в НИИ, хотелось есть, пить, спать и ругаться
одновременно. Александр - по паспорту - а в жизни Саша вдруг ощутил какое-то
томление в руке. Ах да, часы. Вот это номер! За ночь они подвинулись аж на
пять минут и показывали тридцать пять второго. Саша сносно знал английский
язык, но пословица "я не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи" не
понравилась бы ему теперь даже в оригинале.
По дороге на работу Саше в голову пришла одна мыслишка. Насчет
катализатора. Нет, он не вбежал в лабораторию с воплем "Эврика!", он скользнул
незаметно, инстинктивно всадив часы подальше в рукав, чтобы избежать излишних
расспросов. С тревогой он поглядел на соседку по столу Мару Львовну - не
начнет ли она рассказывать, как они с мужем провели вчерашний вечер - подобный
рассказец находчивый жрец искусства мог бы свободно окрестить теленовеллой.
Но, по счастью, Мара Львовна только начала приводить себя в порядок. Саша
полез в справочник. Набросал график. Смотался к программистам, умолил сходу
проверить предположение о ходе реакции. Отлично! Теперь пора переписать
набело, листок за листком, со ссылками, чистеньким графиком. А там - за
опытную установочку. Но, переписывая, Саша, с досадой заметил, что раза в два
ошибся при определении давления - просто глянул не в ту графу таблицы. Оно-то,
может, не так страшно, хотя зависимость квадратичная. Опять бежать на машину?
- засмеют, догадаются черти. Как же тут повернуть?..
- Блинов, Саша - обееед...
- Разве уже, Мара Львовна?
- Не разве, а точно. На моих - половина первого.
- А на моих - те же тридцать пять второго... - Саша глянул на свое ночное
приобретение.
На часах было ровно полвторого. Они шли. Не в обратную ж сторону? Они
пробежали за минуточку - полсуток. Они шли, как самы



Назад