51f3af1a

Фиалковский Конрад - Последняя Возможность



sf Конрад Фиалковский Последняя возможность ru pl Вайсброт Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-06-25 2655D149-3A31-4211-A3E7-7145717E7C31 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Пятое измерение Мир Москва 1966 Конрад Фиалковский
Последняя возможность
(Вероятность смерти)
— Пусть войдет, — сказал я моему андроиду. Автомат исчез в матовом силовом поле выхода. Я подошел к окну. Был один из тех июльских дней, на который запланировали безоблачную погоду.

Солнце пригревало мне руки. Рядом звенела оса, стараясь пробиться сквозь силовое поле, заменяющее стекло. Она то и дело врывалась в поле и, отброшенная, как мячик, снова пробовала счастья.
— Ты хотел меня видеть?.. — сказал он, встав за моей спиной.
— Да. — Я отвернулся от окна и взглянул на него сверху вниз. Он был ниже ростом.
— Ты удивляешься тому, что я и в самом деле такой старый? Визиофония омолаживает, а до сих пор ты видел меня только на экране.
— Ты выглядишь так, как я и ожидал. Именно так, — сказал я, но это была неправда.
— А ты, Гоер, руководитель Эксперимента? — спросил он, словно хотел убедиться в том, что я тот самый Гоер, ради которого он прилетел сюда.
— Да, я Гоер. Спасибо, что ты прибыл. К нам мало кто прилетает. — Я колебался, но в конце концов… я так стар, — он беззвучно рассмеялся.

Потом серьезно спросил: — А это… всегда удается?
— Это Эксперимент. Кроме того, и сама технология очень сложна.
— Да, должно быть, нелегко передать все, что наслоилось за столько лет.
— Обычно это удается… А если нет… мы повторяем Эксперимент. — Я попытался улыбнуться.
— А потом высылаете мнемокопии в пустоту?
Я кивнул.
— И они возвращаются?
— Нет. Зачем им возвращаться? Это автоматы, обыкновенные автоматы… — слово «автоматы» я сознательно подчеркнул. — Они исследуют космос. А потом… потом они уже не нужны… Впрочем, пока что это единственно возможный способ исследования космоса, — добавил я.
Профессор на минуту задумался, потом спросил: — А мою копию — ведь это же будет точная моя копия — вы куда пошлете?
— Конечно, мнемокопия, во всяком случае в момент создания, полностью эквивалентна твоему «я». Словно некто, твое второе «я», встает рядом… — Ну да. Но все-таки это будет машина, автомат… — Конечно.
— Видишь ли, Гоер, я только биофизик и в нейтронике не разбираюсь, но каким образом машина может мыслить так же, как я? Ведь автоматы…
— Ха, автоматы! Их мозг гораздо примитивнее твоего. — Они мертвы…
— Не в этом дело. Мышление, самостоятельное творческое мышление зависит только от сложности сети. А состоит ли эта сеть из клеток, как твой мозг, или из неорганических элементов, как мнемокопия, это не имеет никакого значения.

Уверяю тебя, это в самом деле не имеет никакого значения.
— Хм… возможно. Приходится верить. Но я как-то не могу представить себе этой… мнемокопии, которая будет мною… Я маленький старый человек, ни один из моих органов в отдельности не годится для жизни, а все вместе пока еще держится благодаря… благодаря значительному отклонению от наиболее вероятного в этом возрасте состояния — от смерти. Удивляешься?
— добавил он, взглянув на меня. — Мне уже сто десять лет, Гоер. Я был профессором, когда ты родился.
— Сто десять?..
— Да. И вы предлагаете, чтобы именно мой старый мозг перевоплотился в машину, чтобы каждая его клетка получила свой неорганический эквивалент, чтобы каждое нервное волокно в глубине моего мозга заменил провод этой машины? Так?
— Да, тогда эта машина будет равноценна тебе, профессор.
— Словом, моя индивидуальность получит нов



Назад