51f3af1a

Феоктистов Константин - Траектория Жизни



Феоктистов Константин
Траектория жизни
СОДЕРЖАНИЕ
Дорога длиною в тридцать лет
Все началось с межконтинентальной ракеты
Королев и другие
Первый полет
Земля в иллюминаторе
"Союз"
Орбитальные станции
Ракета как самолет
Опыт лунной программы
Споры вокруг Марса
Полет к звездам
ДОРОГА ДЛИНОЮ В ТРИДЦАТЬ ЛЕТ
Мне было лет десять, когда старший брат Борис притащил домой книгу Я.
Перельмана "Межпланетные путешествия". Многое в ней теперь выглядело бы
наивным. Но читалась она с интересом, и мне в ней показалось понятным почти
все: и схема двигателя, и схема ракеты. Все было изложено четко и доступно для
мальчишки. И в результате на десятом году жизни я принял "твердое решение":
вырасту - займусь космическими кораблями. Уже тогда обнаружился некоторый
избыток решительности. Я не сомневался, что так и будет.
Наша семья жила тогда в Воронеже, где я и родился в 1926 году.
Дед мой со стороны отца был священником (отец Павел!) в деревне Булыгино,
на границе между Рязанской и Московской областями. Но о том, что он был
священником, я не знал до поступления в институт. Родители хранили это в
тайне, чтобы не осложнять нам, сыновьям, жизнь. Сын священника, внук
священника - почти криминал, позор. Это было даже хуже, чем интеллигент
("интеллигент" тогда звучало как оскорбление). Даже после хрущевской оттепели,
заезжая по каким-нибудь торжественным случаям к отцу (он жил со своими
сестрами и братом), я почти всегда наблюдал одну и ту же картину: оживленный
разговор при моем появлении мгновенно прекращался - конспирация. На мои
вопросы о двоюродных дядьях они всегда отвечали: "не знаем".
Однажды я все же услышал от отца, что он действительно ничего не знает о
братьях его отца и их потомках. Кто-то кого-то видел в последние годы
гражданской войны в Крыму. Один брат деда, учитель, дослужился до чина
штатского генерала. Последнее, что было известно о нем, это что он инспектор
учебных заведений, кажется, в Варшаве. Другой брат деда был врачом.
Сохранилась переписка между ними (1880 года или даже раньше). В письмах они
обсуждали вопрос о женитьбе деда. Дед в то время был еще учителем в деревне.
Дед с прадедом (тоже священником) уже решили, что учитель - это хорошо, но
священник, конечно, лучше. А для того чтобы получить сан священника, надо
жениться! И обсуждался вопрос о подыскании невесты. Старший брат деда (тогда
инспектор народных училищ в Харькове) распространялся в письмах о важности
этого акта, о том, что не следует пренебрегать и ответственностью перед детьми
(это он, по-видимому, намекал на то, что не следует забывать о приданном).
Младший брат деда (который стал врачом) писал: "Да не слушай ты этого зануду
(в то время он тоже жил в Харькове), ты, главное, смотри, чтобы хорошенькая
была!" Из других писем и фотографий было ясно, что прагматичный дед не
пренебрег ни тем, ни другим советом. Женился он на поповне Вере.
Братьев у отца было трое: самый старший - врач, старый большевик. Второй,
адвокат, стал эсером и после революции тщательно замазывал, что был присяжным
поверенным (только учителем географии!), и никогда не признавался в том, что
до революции был эсером. Третий брат, посмотрев на них, стал бухгалтером, и
отец (самый младший в семье - "Петушок!") тоже.
О более дальних предках практически ничего не знаю, кроме того, что
прадеда, тоже священника, звали Кондрат, а прапрадеда, опять же священника, -
Феоктист.
О предках матери известно еще меньше. Родилась она в селе Алексеевка под
Пензой. Девич



Назад