51f3af1a

Феникс Кока - Триста Тридцать Четвёртый День



К О К А Ф Е Н И К С
Т Р И С Т А Т Р И Д Ц А Т Ь
Ч Е Т В Е Р Т Ы Й Д Е Н Ь
333 дня шел дождь. А потом выглянуло солнышко. Людвиг ожил и вылез пог-
реться, сонно урча. Хозяина не было дома, и тихое течение света иногда на-
рушали только мухи, вяло пролетая мимо. Обычно, Людвиг не зевал, и схваты-
вал всякую дрянь, раздражавшую его. Конечно, если это не угрожало самому
существованию. Если же противник превышал силы, то Людвиг предпочитал выж-
дать или убежать.
Но теперь ему хотелось спать, и для этого были самые идеальные условия.
Только что покончив со всем движущимся, могущим нарушить сон его, он грел-
ся на солнышке и урчал.
Казалось с этой стороны покой обеспечен. Как вдруг уши его прянули - в
форточку влетела большая синяя муха. Он открыл глаз и заметил, как летя к
столу, муха начала пухнуть и увеличиваться. Людвиг открыл второй глаз:
"Собака!" - пронеслось в его голове - завизжал и бросился прочь. Но дверь
была закрыта, и он забился под кресло.
На столе сидела огромная муха, размером с доброго петуха, и чистила
свои крылья, прозрачные и сияющие зеленью.
Людвиг трясся под креслом, готовясь к бою. Но муха была совершенно спо-
койна и безразлична к котовьему поведению. Вдруг луч солнца лизнул медаль
на толстой дымчатой шее Людвига, и зайчик влетел мухе в левый глаз, выгля-
девший как черный шарик. Животное встрепенулось и насторожилось. Людвиг
следил: сомнений не было - это огромнейшая муха, каких не бывает! Но и он
был огромный кот. Да что огромный! Он был самый большой кот в обществе,
где председателем был его хозяин. Был, правда, еще Большевик, но сдох, как
собака, перед самым фестивалем, и Людвиг взял золото. А теперь вот это зо-
лото подводит: прямо в глаз этой собаке попало! "Здоров гад, - сообразил
Людвиг, - и страшен".
Муха, заметив Людвига, напротив, улыбнулась, и приветствовала его пок-
лоном. Людвиг растерялся, но из-под кресла не вылез, помня, что рисковать
собою в такие дни по меньшей мере глупо.
"Какая тонкая шея, - подумал Людвиг, и лапы его скользнули по паркету,
- какая грудь! Черт возьми, хороша! И довольно приветлива!"
Тут муха поклонилась вторично, и Людвиг повел хвостом в знак призна-
тельности.
Заговорили. Оказалось, что это молодой мухер, именем Мейракс, что назы-
вается котенок, прилетел издалека, устал и был бы благодарен Людвигу за
прием и угощение.
Людвиг, не переставая любоваться свободою шести изящных лап и наслажда-
ясь тягучей обворожительностью голоса своего нового знакомого, степенно
подошел к двери, встал на задние лапы, нажал передними на ручку и вывалил-
ся из комнаты.
Через некоторое время все под тот же льющийся мед рассказа Мейракса об
утреннем туалете, необходимо выполняемом каждым уважающим себя мухером,
Людвиг появился в проеме двери с мышью в зубах. Мягко подойдя к Мейраксу,
он положил добычу, отошел и, поклонившись, пригласил юношу откушать, а за-
одно рассказать о себе подробнее. Он страсть как любит истории из жизни! А
тут этот дождь, никуда не пойти, прикрывая дверь, мурлыкал Людвиг, - да и
вообще он рад знакомству, и, что говорить, интересуется гостем!
Мейракс внимательно посмотрел на Людвига, и принялся за угощение. Держа
двумя лапами еще теплый пушистый лакомый комочек, он проколол кожу единс-
твенным зубом и тянул кровь через черную трубочку хобота, оценивающе прич-
мокивая. Людвиг, тем временем поправив сбившуюся на охоте медаль, поерзал
и полуприлег на брюхо, в предвкушении ему одному известного, водя хвостом
влево и вправо.
- Сп



Назад