51f3af1a

Феникс Кока - Пепойдека



К О К А Ф Е Н И К С
П Е П О Й Д Е К А
Кооператив "Умираечка" поставил на последнюю карту. Дела шли из рук
вон, и решено было брать на арапа. Кукушкин, замдиректора, подбросил идей-
ку и ловко укатил в круиз. Анфилада Коллонадовна с женской ревностью взяла
в руки правление, и вот - результат. За стенкой шли занятия древними язы-
ками.
Учитель Метр Ритмович Пепойдека расхаживал по классной комнате и разве-
шивал лапшу по ушам довольно пeстрой аудитории. Занятие было вводное, на-
роду набилось много, и он чувствовал себя превосходно.
Как сквозь сон, представляя себя на Афинской площади перед толпою пок-
лонников, пел он о преимуществе изучения сразу двух языков, о строгости
латыни и изысканной утончeнности греческого. Вдохновение носило его по
комнате, соловьeм, разливающим трели в неизбалованные уши учеников. Пепой-
дека слушал себя и радовался. В этот месяц была обеспечена лeгкая жизнь! А
там!..
Поправляя набриолиненные вороные волосы, он поминутно взглядывал в зер-
кальную стенку напротив. Там, во всeм с ним согласный, расхаживал помощ-
ник. Метр Ритмович спокойно упирался в книгу и сладко думал: "Ну, вмес-
те-то мы и два языка потянем. Была не была!" - "А, чем чeрт не шутит?!" -
мигал ему еле заметно помощник.
За первый месяц Метр Ритмович заработал хорошо. Отметился в ресторации,
получил в морду, нажравшись в хлам, и пытаясь петь "Gaudeamus"* . Местные
мажоры не поняли и отоварили, но не сильно. Менты, говорят, подоспели, а,
впрочем, так ли было или нет - он не помнил. Ясно становилось одно: попи-
ли! Да к тому же до такой степени, что память начисто смыло ледяными стру-
ями, а что, может быть, и Коцита! Как знать, где он был со вчерашнего ве-
чера и по сейчас? То-то!
Потянувшись, он закурил. На ум почему-то пришла зеркальная стена коопе-
ратива "Умираечка". И было как-то неприятно! Поначалу он любовался и нас-
лаждался вороным жеребцом, прохаживающимся перед доскою. Но постепенно
этот друг начал раздражать Метр Ритмовича. Если, например, Метр Ритмович
был застeгнут на правую сторону, то тот - Ритм Метрович - как обезьяна,
обязательно передразнит, и застегнeтся на левую. Возьмeт Метр Ритмович в
левую руку текст, чтобы прогреметь по гречески, а Ритм Метрович, тут как
тут - из правой руки выводит. И так во всeм, что касается изображения! На-
чал тогда Метр Ритмович подумывать, что это совсем и не он. Ведь вдумать-
ся, в стене напротив ходит черноволосый напомаженный червяк, гладко выбри-
тый, холeный, словом - педагог. А Метр Ритмович ощущает в себе силу, и не
то что человеческую - лошадиную! Поэтому и шевелюру хотелось бы - огромную
кудрявую голову, как гриву, да бородку, да брюшко, чтобы этак - с разма-
хом, по русски! Вот чего не хватало! В общем обнаруживались существенные
расхождения. К тому же народ, столь обильно прибывавший вначале, растаял,
и осталось у него пятеро учеников, слава Богу, хоть не подававших особен-
ных надежд. Так что он был вполне спокоен: пол-годика ещe продержится. Но
не в этих стенах! Проклятый колумбарий!
С такими мыслями он поднялся и, покачиваясь, дошeл до ванны. Набрал во-
ды, пустил пену, и утонул, фыркая и плескаясь. Через некоторое время,
проглотив чашку кофе и кинув в чрево пару маслин, он выбежал из дому. Пора
было на урок. По пути, откуда ни возьмись, вырос перед ним винный магазин-
чик и весело подмигнул. Пепойдека спустился под землю и купил пару бутыло-
чек отборной мадеры.
Иногда на уроках накатывало вдохновение, и он, забывая себя, говорил:
"



Назад