51f3af1a

Федотов Сергей - Все, Что Шевелится



Сергей Федотов
Все, что шевелится
Роман
События очень смешного романа "Все, что шевелится" разворачиваются в
Сибири - на берегах Енисея, Лены и Подкаменной Тунгуски, в Минусинской
котловине и на Байкале в VI веке от библейского сотворения мира (примерно 7500
лет назад). Среди его персонажей чародеи и ведьмы, лешие и языческие бурятские
боги. "Все, что шевелится" - мифо-эротический роман, в основу которого легли
мифы народов Сибири и Дальнего Востока.
Содержание:
ГЛАВА ПЕРВАЯ. Сотворение Земли.
ГЛАВА ВТОРАЯ. Обустройство верхнего мира и сотворение нижнего.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ. 503 год от сотворения мира.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. Божественный промах, Минусинская котловина.
ГЛАВА ПЯТАЯ. Дважды рожденный. Тункинская котловина.
ГЛАВА ШЕСТАЯ. Золотая жена, страна Инь, Сарафанные горы.
ГЛАВА СЕДЬМАЯ. Коварные замыслы, Мундарга.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Краснобровая поляна, Тункинская котловина.
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. Следопыты, Смородиновый ручей, Краснобровая поляна.
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. Противостояние, Юртаун.
ГЛАВА ОДИННАЦАТАЯ. Ложный хан, Минусинская котловина.
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. Кольцевая радуга, Мундарга, Ю-мир.
ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ. Драчевская банька, Минусинская котловина.
ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. Одержимый хан, Ютландия, Жемус.
ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ. Дурные приметы. Высокая тайга.
ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ. Чародейские навыки, Ютландия.
ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ. Зимние заботы, Юртаун.
ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ. Страна вечной прохлады, Алтай, Большая Вода.
ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ. Боевое крещение, Ютландия.
ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ. Битва за Мундаргу.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ. Джинн в бутылке. Богатое озеро, река Темная.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ. Три набега, Юртаун.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ. Замкнутый круг, реки Темная, Подкаменная Тунгуска.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. Рождение мага, Ютландия.
ЭПИЛОГ.
ГЛАВА ПЕРВАЯ. Сотворение Земли.
Не лепи мне горбатого.
Квазимодо
Вначале были пламя и пустота, а времени не было. Его и сейчас немного, а
тогда и вовсе не имелось, как нет ничего в пустоте. В огне тоже ничего нет, но
по-другому. Порой кажется: что-то такое все-таки есть. Но покуда и самого
времени не было, никто так и не собрался покопаться как следует: что же
имеется в пламени? Зато смело высказался: в огне, мол, брода нет.
Брода! Нет там ни брода, ни бутерброда!
Итак, были пламя и пустота. И прошло много времени (которого нет), прежде
чем оторвался язык пламени (в котором ничего нет) и повис в пустоте (в которой
раньше и крошечного огонька не имелось). У огня были хотя бы свет и тепло, а с
пустоты чего взять? Разве что космический холод.
Нет, все было не так!
По новейшим данным (мужики после второй кружки пива рассказали), в начале
была одна пустота. Как та же кружка - пустая, пока не наполнишь. Полной ей,
правда, недолго быть, но все-таки...
Была, значит, пустота. Пустая, но не порожняя. Безвременно разделилась она
на тьму и холод. И расскользились две ипостаси пустоты в разные стороны. Так
родилось Пространство. Затем тьма и холод бросились навстречу, желая слиться в
объятиях, будто давно не виделись. В результате так сильно врезались, что
посыпались искры, и родилось Пламя. И стало видно, что пламя состоит из света
и тепла. Оглядели они тьму и холод, зрелище им не понравилось. Рожденные от
удара других методов не знали, поэтому свет ухватил свою темную
противоположность за волосы (роскошные черные космы) и принялся таскать по
открывшемуся взору пространству. Лютый холод вцепился в умеренное тепло, желая
оторвать градусов сто - двести. Кабы не инстинкт самосохранения



Назад