51f3af1a

Федосеев Григорий - Мы Идeм По Восточному Саяну



Григорий Федосеев
Мы идeм по Восточному Саяну
"Как прекрасна жизнь, между прочим, и потому, что человек может
путешествовать".
И. Гончаров.
СКВОЗЬ МЁРТВЫЙ ЛЕС
Рассвет в пути. В плену завала. Мальчишка из Пензенской деревни. Ночной
ураган. В гостях у деда Родиона.
Еще была ночь. Тайгу опутывала густая тьма, но уже кричали петухи и
дымились избы. Узкая дорога змейкой обогнула Черемшанку, последний поселок
на реке Казыр, и, перевалив через сопку, скрылась в лесу. Лошади, покачивая
головами, шли дружно. Вел обоз Прокопий Днепровский. Слегка сгорбленная
широкая спина, размашистые шаги придавали его фигуре особую силу и
уверенность. Изредка, поворачивая голову и не останавливаясь, он покрикивал
на переднего коня:
-- Ну ты, Бурка, шевелись!..
Властный окрик оживлял усталых лошадей.
Днепровский, прекрасный охотник и хороший следопыт, уже много лет был
членом экспедиции. Еще в 1934 году, когда мы вели работу в Забайкалье,
скромному, трудолюбивому колхознику из поселка Харагун понравилась
экспедиционная жизнь. Он понял, что может принести пользу родине своими
знаниями природы, и остался на долгие годы с нами. Многолетний опыт развил у
Днепровского "шестое чувство", благодаря которому он никогда не плутал в
тайге и в горах, не раз выручал нас из беды. В присутствии Прокопия все
чувствовали себя как-то увереннее, тверже.
"Этот не сдаст! Этот выручит!.." -- думали мы, глядя на него.
Сегодня первый день нашего путешествия. Настроение у всех приподнятое,
как это всегда бывает у людей, отправляющихся в далекий, давно желанный
путь. Остались позади сборы, хлопоты, друзья, театры, городская суета, а
впереди лежали лесные дебри, дикие хребты Восточного Саяна, вершины которого
уже вырисовывались на далеком горизонте. Там, в первобытной тайге, среди гор
и малоизведанных рек, мы проведем за работой все лето.
Экспедиция состояла из тринадцати человек, различных по возрасту,
характеру, силе, но все мы одинаково любили скитальческую жизнь и были
связаны одной общей целью. Мы должны были проникнуть в центральную часть
Восточного Саяна, считавшуюся тогда малоисследованной горной страной.
Природа нагромоздила тысячи препятствий на пути человека, пытающегося
проникнуть в этот сказочный, полный романтизма, край. Путь тогда преградили
бурные порожистые реки, белогорья, заваленные руинами скал, чаща
первобытного леса. Вот почему в центральную часть Восточного Саяна мало кто
заглядывал из путешественников. Много смельчаков вернулось, не завершив
маршрута, другие обошли стороной эту часть гор. Людям не суждено заглянуть и
на минуту времени вперед. Мы не знали, какие удачи, какие разочарования ждут
нас там, кто вернется и чьи могилы станут памятником человеческих дерзаний.
Имевшиеся до этого времени сведения, собранные геодезистами,
географами, геологами и натуралистами, побывавшими в различных частях
Восточного Саяна, не отличались ни полнотой, ни точностью, а в
топографическом отношении эти горы представляли собою "белое пятно". Правда,
на всю территорию имелась карта 1 : 1.000.000 масштаба, но она была
составлена больше по рассказам бывалых людей да охотников-соболятников,
проникавших в самые отдаленные уголки гор. И только совсем незначительная
часть, главным образом, районы золотодобычи, были нанесены на ней более или
менее точно.
Конечная задача экспедиции -- создать высокоточную карту. Мы должны
проложить геодезические ряды через Восточный Саян и нанести на "белые пятна"
карт направления горных хребтов и отрог



Назад