51f3af1a

Федоровский Евгений - Свежий Ветер Океана



Евгений Петрович ФЕДОРОВСКИЙ
СВЕЖИЙ ВЕТЕР ОКЕАНА
От автора
В основе этой повести - истинная судьба поисков и находок Михаила
Ивановича Белова - доктора исторических наук, автора многих работ по
истории географических путешествий о землепроходцах прошлого.
М. И. Белов много лет работал над историей открытия Антарктиды. В
фундаментальном труде он доказал всему миру, что
первыми открыли шестой континент корабли и , которыми
командовали Ф. Ф. Беллинсгаузен и М. П. Лазарев.
В повести я посчитал своим долгом и обязанностью строго следовать
фактам. Опасаясь что-либо исказить, я придерживался трактовок работы М. И.
Белова, а также подлинной истории дешифровок, экспертиз, доказательств,
приведенных ученым в этом труде. По этой же причине я дословно привел
письма членов экспертной комиссии, так как точность научного документа в
публикациях подобного рода считаю не менее важным, чем занимательность
сюжета и правдивость поступков героя.
Глава первая
ДАВНО ЗАПАХАНЫ ОКОПЫ...
РЕФЛЕКС ЦЕЛИ
Головин локтями разгреб землю, устроился поудобней и поднял к глазам
бинокль. Приблизился глинистый, пологий, глянцевый от дождя холм,
опоясанный жиденьким частоколом проволочных заграждений. По ржавым
консервным банкам, которые выбрасывали немцы, можно было определить
изломанные линии окопов, пулеметные гнезда, дзоты, замаскированные наспех
и неумело. Гитлеровцы еще не научились прятаться в землю. Из-за холма
высовывались голые, схваченные льдом ветки кленов и вязов. Они прикрывали
полуразбитые коробки домов с черными провалами окон.
Низко, как подбитый самолет на вынужденную посадку, тащились серые
тучи. Ветер цеплялся за березовые колья, за колючую проволоку, злобно
посвистывал, подвывал, предвещая скорые холода.
За домами в парке стоял Большой Екатерининский дворец - великолепные
комнаты и залы, роскошная Камеронова галерея... Головин был там до войны в
самый разгар солнечного жаркого лета, запомнил ходы и выходы, но сейчас
все сжалось, потускнело, поблекло, и это больно кольнуло сердце. Он знал,
что многие ценности вывезти оттуда не успели и теперь все может погибнуть:
человечество навсегда и безвозвратно потеряет частицу своей культуры.
Знал он и то, что в бывших хозяйственных пристройках дворца, в
клетках и подвалах в начале войны была упрятана часть военного морского
архива XVIII и XIX веков.
Если бы Головина спросили о последнем, самом большом и единственном
желании, он бы ответил - заглянуть в этот архив. Ради этого он отдал бы
свой хлеб, стал мерзнуть, пошел бы на верную смерть. Найти архив было
мечтой его жизни. Вернее, не весь архив, а те документы, которые остались
от великого путешествия Беллинсгаузена и Лазарева в Антарктиду - материк,
тогда совсем неведомый.
Дед Головина в молодости служил на крейсере . Он
умер перед самой революцией и оставил огромную библиотеку. С детства его
внук пристрастился к книгам. От них веяло запахами просмоленных канатов,
выжженными на тропическом солнце парусами, тугим ветром ревущих широт. Это
были редкие старинные книги о кораблях и пиратах, о далеких землях и
морских сражениях.
С пожелтевших страниц глядели на мальчика гравюры некоронованных
королей пиратов: Генри Моргана и Джона Эйвери, Джеймса Плантэйна и Аруджа,
Френсиса Дрейка и Джорджа Клиффорда. В воображении ребенка рисовался
романтический образ флибустьерской республики Либерталии, Страны Свободы.
Молодого Головина пленили отвага и мужество людей, рвавших с традициями
эпохи.
Когда Лев Головин повзрослел,



Назад