51f3af1a

Федоровский Евгений - 'штурмфогель' Без Свастики



Евгений Федоровский
"Штурмфогель" без свастики
Приключенческая повесть
На рассвете 14 мая 1944 года американская "летающая крепость" была
внезапно атакована таинственным истребителем.
Единственный оставшийся в живых хвостовой стрелок Свен Мета показал:
"Из полусумрака вынырнул самолет. Он стремительно сблизился с нашей машиной
и короткой очередью поджег ее. Когда самолет проскочил вверх, я заметил, что
у моторов нет обычных винтов, из них вырывалось лишь красно-голубое пламя. В
какое-то мгновение послышался резкий свист, и все смолкло. Уже раскрыв
парашют, я увидел, что наша "крепость" развалилась, пожираемая огнем".
Так впервые гитлеровцы применили в бою свой реактивный истребитель
"Ме-262 Штурмфогель" ("Альбатрос"). Этот самолет мог бы появиться на фронте
гораздо раньше, если бы не целый ряд самых разных и, разумеется, не
случайных обстоятельств. О них и рассказывается в этой повести.
ПРОЛОГ
По кремнистой дороге Кастилии шел военный грузовик с германскими
летчиками. Они возвращались из Валенсии, где проводили краткосрочный отпуск.
Бодрые, загорелые, молодые, они орали "Милую пташку" и неохотно прервали
песню, когда увидели на дороге молодого человека с поднятой рукой. Шофер
затормозил. У парня была типичная физиономия северянина - белобрысый,
светлоглазый, с конопушками на тонком, прямом носу. Он был одет в
полувоенный френч, солдатские брюки. За спиной болтался ранец из рыжей
телячьей шкуры, какие носят баварские горные стрелки.
Узнав соотечественника, летчики ухватили его за руки и легко втянули к
себе в кузов. Оказалось, молодой человек ехал в ту же часть к Мельдерсу
{Мельдерс Вернер - командир соединения истребителей, действовавших в составе
фашистского легиона "Кондор" в период гражданской войны в Испании в
1936-1939 годах.}, куда направлялись и летчики.
Дымящийся от зноя аэродром был почти пуст. Истребители ушли на задание.
Солдаты-марокканцы из аэродромной охраны на раскаленных камнях пекли
просяные лепешки и лениво отгоняли больших зеленых мух. Чуть поодаль у бочек
с водой толпились техники. Они охлаждали воду, бросая в бочку заиндевелые
баллоны со сжатым воздухом. Если кто-нибудь опускался в воду, то сразу
выскакивал, будто ошпаренный кипятком.
Новичок подошел к длинному морщинистому механику, который отчаянно
растирал полотенцем рыжую грудь. Механику было лет под сорок. Чем-то он
напоминал Жана Габена, уже завоевывающего славу на экранах Европы.
Очевидно, новичок заинтересовал механика.
- Примите душ, вода холодная, как в Шпрее, - посоветовал он. - Вы сразу
почувствуете себя ангелом.
Новичок покачал головой.
- Вы к нам?
- Да. Направлен после школы Лилиенталя.
- О, туда попадал далеко не каждый! - Механик присвистнул и оценивающе
оглядел молодого человека. - Я знал кое-кого из школы Лилиенталя: все сынки
богатых папаш, что с толстыми кошельками.
- Мои родители погибли на пароходе "Витторио", когда плыли в Америку.
- В двадцать восьмом?
- Вы слышали о катастрофе?
- Как же! Об этом писали все газеты. Они были коммивояжеры ?
- Нет. Искатели счастья.
Механик помолчал, думая о чем-то своем, а потом глуховато проговорил:
- Тогда многие искали счастья...
Механик подал жилистую руку:
- Меня зовут Карл Гехорсман...
- Пауль Пихт.
- Вы были у Коссовски?
- Я только что приехал.
- Начальник секретной службы. Когда нет командира, то заменяет его. Вон
его палатка...
Подойдя к пятнистой камуфлированной палатке, молодой человек откинул
полог и вытянулся перед рослым, средних лет ка



Назад