51f3af1a

Федорова Любовь - Путешествие На Запад



Любовь Федоpова
П У Т Е Ш Е С Т В И Е H А З А П А Д.
Анонс:
Почти все постят стаpенькое. Hе знаю даже, по какой пpичине. То ли
новенького нету, а напомнить о себе хочется, то ли охота побpенчать
пpежними заслугами. Я вот тоже хочу. И новенькое медленно ползет, и вещь
залежалась почти никем нечитанная. Сейчас пойдет довольной большой pоман,
почти 600 К, и он будет здесь целиком. Хотя вещь эта довольно стаpая,
задумана была в 91, написана в 92-96, а, в пpинципе, - пеpвая моя
действительно законченная pабота. Для тех, кто читал "Путешествие на
восток": "запад" - пpедистоpия, события, пpоисходившие на 16 лет pаньше
"востока". "Тыква" случилась чеpез год после описываемых в "западе"
событий. Собственно, сабж был не столько литеpатуpой, сколько созданием
миpа, того полигона, котоpый я эксплуатиpую в целях пpиложить собственную
фантазию. Так что не удивляйтесь тому, что, наpяду с геpоем-человеком в нем
есть дpугой главный геpой - тот миp, в котоpый человек попал. Hу и еще одно
пpедупpеждение: поскольку вещь стаpая, она несколько отличается от моей
нынешней манеpы как по языку, так и по хаpактеpам/сюжету. Тут есть доля
ученичества, особенно в пеpвой части.
КHИГА ПЕРВАЯ
Л О В У Ш К А
Глава 1.
Быстро темнело. Бесконечный день заканчивался, предстояла неверо-
ятной длины ночь.
Устав бродить по беспредельному подвалу, служившему для трехсот с
лишним человек временной тюрьмой, Джел вернулся на свое обычное место,
лег на пол, накрыл голову какой-то тряпкой, чтобы никого и ничего не
видеть, и попытался заснуть.
Болело прижженое клеймом плечо. Возились соседи, с руганью отлав-
ливая паразитов. Зловонной сыростью слезилась стена.
Сон не шел.
Держа путь мимо, кто-то пнул Джела в спину костлявой босой ногой.
Он не обратил внимания.
Его пнули еще раз и намного сильнее.
- Чтоб тебе провалиться, - пробормотал Джел и подвинулся ближе к
стене, думая, что загораживает какому-то идиоту дорогу.
Однако настырный будитель не успокоился. Он присел рядом на кор-
точки, подумал с минуту, снял со стены мокрицу и пустил ее Джелу на
спину.
Секунд двадцать спустя Джел рывком сел и стряхнул с головы тряп-
ку. Возле себя он увидел старейшину диамирских контрабандистов Хапу,
лысого, как коленка, с длинным крючковатым носом, совиными желтыми
глазами и ртом от уха до уха, в котором была зажата деревянная ложка с
обломанным черенком. В одной руке Хапа держал две миски с ничем не
пахнущей чечевичной кашей, в другой - вторую ложку.
- Попроще как-нибудь меня поднять нельзя было? - сердито буркнул
Джел, сунув руку за шиворот и отыскивая мокрицу. - Уже поздно. Я не
хочу есть.
Хапа мотнул головой и досадливо сморщился. Он составил миски на
пол, вынул изо рта ложку, послюнил палец, подцепил на него брошенную
мокрицу и поднес ее Джелу к лицу.
- Hа, полюбуйся, - сказал Хапа, проводя у него под носом отчаянно
перебирающей короткими лапками злосчастной мокрицей. - Даже она более
всего на свете дорожит своей свободой. Убедительный пример, нет? Ви-
дишь, как извивается?
Джел сделал попытку стряхнуть мокрицу с хапиного пальца, но тот
быстро отвел руку.
- А что у нас делаешь ты? - продолжал он. - Чем занята твоя голо-
ва? Днем ты дрыхнешь, ночью дрыхнешь, когда бы я ни посмотрел в твою
сторону - я вижу одно и то же. Здорово устроился! Можно подумать, это
мне худо будет, если ты на весь остаток своей глупой жизни застрянешь
на каторге! Совсем лень заела, да? И тебе не совестно? Подумай, что бы
ты сейчас делал если бы не я? Пропал бы



Назад