51f3af1a строительство домов

Федорова Екатерина - Трое За Ларцом 1



ЕКАТЕРИНА ФЕДОРОВА
ТРОЕ ЗА ЛАРЦОМ
Бывает, что день не задался. Проснулся однажды тренер по тюк-до Тимофей Резвых, а на улицах его родного Мухолетова полно НЛО. Гуманоид какой-то, по виду точно рак вареный, про вселенскую катастрофу вещает, всем землянам эвакуироваться предлагает.

Нет бы послушаться, вещички собрать, но Тимофей да десятка два братков — пальцы веером — вопросы инопланетянину задавать начали, умничать! Вот и оставили их на Земле одних. Да только одних ли? ан нет!

Возвернулись на родную планету после тысячелетних скитаний эльфы да гномы, домовые да лешие, и все сплошь на летающих драконах.
Так и пришлось Тимофею вместе с Лехой-братком и эльфом Вигалой за утерянным когда-то Ларцом Сил отправляться.
Инопланетяне прилетели в среду.
Тимофей Резвых, скромный учитель боевого искусства под загадочным для русского слуха названием тюк-до, как раз шел на работу, когда сумрачное небо над его родным городом раза два переливчато мигнуло — сначала желтым, а потом красным. А затем на перекрестки посыпались летающие тарелки.

Бледно-зеленые и пупырчатые — совсем как шляпки от грибов-поганок. В довершение сходства у них еще и наросты какие-то обрисовывались снизу.
Тимофей остановился на перекрестке. И внимательно поглядел на летающее чудо, косо присевшее на асфальт как раз в этом месте улицы. По пупырчатому бледно-зеленому борту, с близкого расстояния напоминавшему уже не шляпку от поганки, а кусок заграничного заплесневелого сыра, тянулась косая надпись: «Хай, земляки!»
Размеры у неопознанного летающего объекта, надо отметить, были несколько несолидными. Метров пять в диаметре, метра три в высоту. Тарелка придавила собой кусок газона и часть оградки.
Из откинутого люка на Тимофея сверху таращился громадный субъект с клешнями. И цвет у субъекта был еще тот — незамысловатый оттенок отварного рака, только что вынутого из котелка с кипятком.
Наступила недолгая пауза, которую Тимофей потратил исключительно на подтягивание своей нижней челюсти к верхней — ибо его нижняя челюсть, как это водится, удивления не снесла и отпала, едва он узрел НЛО с сидящим в нем инопланетянином. Пока Тимофей занимался этим нехитрым делом, пришелец небрежно брякнул клешней по борту своей посудины и с характерным акцентом заявил:
— Ну, чего уставился-то, зэмлянин? Гуманоид я.
— Э-э... — смутился в ответ Тимофей.
По-русски гуманоид говорил довольно прилично. Даже акцент у него был какой-то свой, родной. Напоминавший о рынках, персиках и прочем таком — близком и домашнем. «Па-акупай, дарагой, пэрсики па-а червонцу за штук...»
— Да знаю я, о чем ты думаешь, — сварливо проговорил субъект с клешнями уже без акцента. — Мол, гуманоид — это обязательно две руки и две ноги. А между ними еще и хвост. И трогать ее не моги за ее длинный хвост, о-хо-хо!

Вот она, песня о нас, о суровых инопланетянах.
— Это у кошки четыре ноги, — решился внести ясность в вопрос о гуманоидах Тимофей. — И именно у кошки длинный хвост.
— Придираешьсяа землянин! — с печальной укоризной в голосе провозгласил гуманоид. — А ведь мы тебя спасать прилетели!
Сам факт того, что на улицах его родного города Мухолетова могут высаживаться инопланетяне, был для Тимофея достаточно поразительным. А уж заявление о том, что они прилетели не просто так, а с миссией спасения?!
А затем в голову Тимофея, слегка затуманенную вчерашним вечерним сорокаградусным возлиянием в компании еще двух учителей боевых искусств, пришли два простых и достаточно трезвых вопроса: а) от кого спасать-то? и б) а как, собственн



Назад